Что-то.
С чем-то
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Что-то. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 15 августа 2018 г.
. Чёрный красавчик 13:02:03
Вычистил ткань на вышивке, перекрасил рамку, вырезал и вычистил куски пластика для защиты от пыли. Нужно заменить потерянные крепления.
Склеил все рамки для маленьких картин, которые нашёл на шкафу.

Зачем я это всё делаю? Ни мне, ни кому-то ещё это не нужно.

Просто убиваю время в надежде на то, что оно ответит мне тем же.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
Атмора камышинка2 04:53:29
Атмора (ориг. Atmora; альдм. Древний Лес), также Альтмора, — материк к северу от Тамриэля, сейчас покинутый, а в древности населённый людьми.

География Править
В «Песнях возвращения», повествующих об Исграморе и его Соратниках, Атмора постоянно упоминается с эпитетом «зелёная» или «вечнозёленая». Но описания этой земли, которую покидало местное население, со временем радикально меняются, рисуя картину постепенно умирающей земли, сковываемой льдами. Нынешние экспедиции в Атмору находят почти безжизненное царство вечной зимы, где нет никаких признаков человеческого присутствия. Без сомнения, все те, кто не смог спастись бегством в Тамриэль, погибли много веков назад из-за всё ухудшающегося климата. По всей видимости, Атмора и до наступления ледников была не самым гостеприимным местом. Ранние недийские народы, пришедшие с Атморы, были охотниками, не имевшими никакого понятия о сельском хозяйстве.
Из этого можно сделать вывод, что климат континента был слишком холоден для возделывания земель. Тем не менее, Атмора была достаточно густо населена — сохранились даже упоминания городов. Примером этого может стать Йолкурфик, город на южном побережье. Можно сделать вывод, что когда-то на Атморе было достаточно тепло для поддержания жизни большого населения, но медленное похолодание со временем вызвало нехватку ресурсов и миграцию на юг. Длилось это постепенное похолодание довольно долго, пока не закончилось ледниковым периодом.
«В Меретическую Эру, когда Исграмор впервые ступил на землю Тамриэля, его люди принесли с собой веру, почитавшую богов-животных. Ряд учёных полагают, что эти первобытные люди на самом деле почитали известных нам божеств, лишь в форме тотемных животных. Они обожествляли ястреба, змею, мотылька, сову, кита, медведя, волка, лису и дракона. Время от времени эти каменные тотемы, ныне сломанные, попадаются в самых отдалённых уголках Скайрима».

Даже на самых старых барельефах в Скайриме изображение бога в виде тотемного животного всегда дублируется антропоморфным изображением того же бога.
Примечание: неизвестно, является ли это нововведением, появившимся на Тамриэле, или такое двойственное изображение богов — традиция атморцев. Ведь есть и возможность того, что на Атморе поклонялись богам лишь в форме животных, совершенно не антропоморфным.
«Главным среди всех животных был дракон… Драконы охотно приняли на себя роль людских богов-королей. В конце концов, не были ли они созданы по образу самого Акатоша? Не превосходили ли они во всех отношениях толпы маленьких мягкотелых существ, которые им поклонялись? Для драконов власть равнялась правде. У них была власть, а значит правда на их стороне. Драконы предоставили драконьим жрецам небольшую часть своей власти в обмен на абсолютное повиновение. Драконьи жрецы, в свою очередь, правили людьми наравне с королями. Драконам, разумеется, не было дела до того, чтобы собственно править».Особенный интерес представляет следующий отрывок: «На древнем языке нордов его (дракона) называли „дра-гкон“. Иногда также употреблялся термин „дов-ра“, но из какого он языка и какова его этимология — неизвестно. Никому не было дозволено произносить эти имена, кроме драконьих жрецов».

Становится понятно, что на Атморе всё-таки существовала письменность, но это была не письменность нордского языка, а письменность другого языка — языка драконов. Это был тайный язык, доступный лишь для жрецов и предназначавшийся для священных целей. Исграмор же был создателем письменности «для мирян». Исследование и переводы многочисленных надписей на языке драконов можно найти в работе Хелы Трижды Искусной «Драконий язык: больше не миф».

В своей работе Бьорик также упоминает «великие храмы», воздвигавшиеся Культом драконов. В этом контексте необходимо упомянуть Лабиринтиан. Когда-то эти мрачные, зловещие руины служили храмом, в котором поклонялись драконам. Постепенно вокруг храма образовался большой город, названный Бромьунар. Некоторые исследователи полагают, что Бромьунар был столицей Скайрима во времена наивысшего расцвета Культа драконов. До нас дошло слишком мало записей той эпохи, чтобы подтвердить или опровергнуть это утверждение, но точно известно, что верховные жрецы Культа собирались в Лабиринтиане, чтобы обсудить ключевые вопросы правления. Однако с упадком Культа драконов Бромьунар был заброшен.
В Бромьунаре «сохранился» алтарь девяти из верховных жрецов Культа драконов. Можно только гадать, повторяла ли организация Культа драконов атморские образцы, или возникла уже в Скайриме.
В легендах можно найти несколько свидетельств о том, что когда-то Атмора была населена и альдмерами. Так, альтмерская легенда «Сердце мира» (изложенная в «Мономифе») повествует о том, что «Ауриэль не может спасти Альтмору, Древний Лес, и тот захватывают люди».
Брат Михаэль Каркуксор в своей работе «Разновидности веры в Империи» относит начало почитания нордами Оркея, заимствованного бога, к «временам владычества альдмеров в Атморе». Тем не менее, свидетельств настолько мало, что практически ничего нельзя сказать об атморских мерах.
Надо отметить, что норды не считают себя коренными жителями Атморы. В первом издании «Путеводителя» сообщается, что по нордским легендам, люди были созданы на Тамриэле, в Скайриме, на Глотке Мира. Это же подтверждается и археологическими находками, свидетельствующими о том, что люди уже жили в Тамриэле к моменту возвращения атморцев.
Тем не менее, приход людей на Атмору произошёл, судя по всему, ещё в Эру Рассвета. Были ли уничтожены меры Атморы сразу и полностью, или две расы сосуществовали какое-то время — неизвестно.Атморанс­кий Культ Дракона не прижился на Тамриэле. Вновь обратимся к Торхалу Бьорику:

«В Атморе, откуда пришёл Исграмор со своими людьми, драконьи жрецы собирали дань, устанавливали законы и определяли устои жизни, благодаря чему между драконами и людьми сохранялся мир. В Тамриэле они стали куда менее милостивы. Неизвестно, что стало причиной — властолюбивый драконий жрец, кто-то из драконов, или же ряд слабых королей. Как бы там ни было, драконьи жрецы стали править железной рукой, низведя остальное население практически до уровня рабов.

Когда народ поднялся на восстание, драконьи жрецы ответили репрессиями. Когда же драконьи жрецы уже не могли собирать дань и контролировать народные массы, драконы отреагировали быстро и жестоко. Так началась Война драконов.

Поначалу люди гибли тысячами. В древних текстах говорится, что несколько драконов встали на сторону людей. Неизвестно, почему они так поступили. Жрецы Девяти Божеств заявляют, что сам Акатош вмешался в происходящее. Эти драконы научили людей магии, с помощью которой те могли дать отпор в неравной схватке. Положение стало меняться, и драконы тоже стали погибать.

Война была долгой и кровопролитной. Драконьих жрецов свергли, а драконов массово уничтожали. Выжившие драконы пустились в бега и избрали жизнь изгоев вдали от людей».

Точную дату начала и конца Войны Драконов установить не представляется возможным. Тем не менее, сохранился документ, относящийся к 1Э 139–140, ко времени правления короля Харальда. Это дневник Скорма Снежного Странника. Стоит процитировать запись от 27-ого дня месяца Заката солнца, 1Э 139: «Звучит невероятно, но похоже, что мы натолкнулись на крупное убежище адептов Драконьего Культа, которые считались истреблёнными в ходе Драконьей войны». Это значит, что Драконья война к тому времени уже закончилась.

Вернёмся к «Войне драконов» Бьорика: «Сам же Культ драконов приспособился и выжил. Адепты построили драконьи курганы, в которых захоронили останки погибших в ходе войны драконов. Согласно их верованиям, придёт день, когда драконы поднимутся вновь и вознаградят верных». И выше ещё одна цитата: «Многие из них [(храмов Драконьего культа)] дошли до наших времён как древние руины, населённые драуграми и неупокоенными драконьими жрецами».

Судьба Культа драконов подробно описана в работе Бернадетты Бантьен из Коллегии Винтерхолда «Среди драугров».

Атморский тотемный культ сменился Культом драконов во главе с Драконом (Алдуином), а тот — имперским культом Восьми. Распространение Алессианской доктрины в IV веке способствует трансформации религии Скайрима в сторону Восьмибожия, сформулированного Алессией. Для нордов это означало исключение Шора из Восьми и возвращение поклонения Дракону — на этот раз Акатошу. Алессианские реформы не были приняты в Скайриме: разразилась война Престолонаследия. Если последний король до войны, Боргас, был алессианцем, то короли Кьорик Белый и Хоуг Мероубийца воюют с Алессианским Орденом. Тем не менее, семь общих богов из Восьмибожия сиродильского и скайримского обряда должны были всё больше походить друг на друга. Это неизбежное следствие развития торговли и других видов контакта народов двух стран. Впрочем, на первых порах были сильны традиционалистские настроения. После гибели Хоуга королём был избран Вулфхарт Атморский: «…первый указ нового правителя: Вулфхарт восстанавливал традиционный нордический пантеон. Эдикты объявлялись вне закона, их жрецы приговаривались к казни, а храмы уничтожались. Тень короля Боргаса была предана забвению. За свою фанатичность король Вулфхарт был назван Языком Шора, а также Исмиром, Драконом Севера»



Вчера — вторник, 14 августа 2018 г.
. chристопxep. 14:08:25

N or M?

блять ненавижу смотреть фильмы про бедных ущемленных инвалидов начинаю ся ненавидеть за то что я живой здоровый и с жиру бешусь
показать предыдущие комментарии (4)
14:21:07 Ripley the edgelady
да запросто
14:25:28 chристопxep.
как
16:25:42 bervonem
Когда тебя научили этому и ты тупо другого выхода не знаешь
16:26:32 bervonem
У меня была знакомая, пользовалась болезнью как могла, но ненавидела
воскресенье, 12 августа 2018 г.
пусть висит и напоминает мне goldsep 23:10:43
­PerekatiPolе 2 августа 2018 г. 03:28:58 написал в своём дневнике ­Про Это
Думаю ревность - очень плохое чувство, сжирающее изнутри любые отношения и превращающее тебя в помешенного параноика, дующего обиды на пустом месте.
Это признак низкой самооценки и страха остаться в одиночестве.
Чтобы жить нормально, нельзя позволять себе ревновать. Никого и никогда. Так что не ревнуйте. Даже если вас провоцируют, доводя до исступления, всегда лучше сохранить спокойствие, рассудить здраво и с юмором.


////плохо, но иногда тоже за собой такое замечала/////
А что же касается меня, то я ревнива до безумия. Ну это, конечно, если я что-то чувствую.Иногда даже хочется ревновать, мучиться, чтобы хоть какие-то чувства испытать. Какой-то странный мазохизм в этом есть.
Единственное, что может тут спасти - это вызывать ревность самой. В меру. Непостоянство может спасти.
Что не говори, но люблю, когда ревнуют.
Источник: http://kkootya.beon­.ru/0-3-revnost.zhtm­l
Обе стороны луны Чёрная Хельга 13:05:38
­­
Фанфик по Сейлор мун.
Мне не давала покоя мысль о паре Бани+Принц Алмаз, ну и нелюбовь к Такседо маску. Да и люди, со временем меняются. В итоге размышлений вышел наш с Ольгой фанфик.
***
­­

Новая королева Серинити. После всех событий сильно выросла и внешне и внутренне. При появления хрустального Токио, она всё думала о судьбе принца Алмаза, мсовсем не спеша замуж зи Такседо маска - Итимеона.
­­

Подробнее…***
- Что будем делать, Алмаз?- Сапфир, его вассал и его близкий друг приблизился к принцу, коснувшись его плеча,- уйдем на землю?
-Это вариант, но и там нам житья не будет... Есть у меня один вариант,- он поднял голову посмотрев куда-то на звезды,- надеюсь она примет нас.
-Она?
- Королева Серинити.
- Ты дурак, мы ее убить хотели...
- Но она нас спасла,- встрял Рубин.
- Я пойду один,- сказал Алмаз,- если не вернусь, уходите на землю, если она примет нас, я конечно буду просить за всех...
- Мы с тобой..
- НЕТ! Я уже один раз потерял вас, второго не будет. Ждите тут. Ээто приказ.
-Да. принц
- Ваше величество?
- А?
- Что вы думаете о свадьбе?
- Принц Итимеон молчит, а первая я с ним не заговорю, Марс.
- Но он любит вас...
- Он видит во мне ребёнка. Но я давно выросла.... Идём. Вроде, к нам гости прибыли.... Или гость.
- Это не гость ваше величество,- раздался голос Юпитера, которая на пару с Меркурием вели под конвоем Алмаза.
Тот спокойно шел вперед, к ней, причем вид у него был словно он не под конвоем идет, а эти девушки почетная стража при принце. Увидев ее он замер, сглотнув и приблизившись, опустился на одно колено.
- Ваше величество, вы стали еще прекраснее с нашей последней встречи,- эти слова не были лестью, они звучали как констатация факта.
- Принц Алмаз. Рада видеть вас. Как ваша рана? Не болит. Мне обещали, что кристалл воскресит всех, но я волновалась... А Сапфир как? А сёстры-преследовательницы, а Изумруд? Почему они не с вами? Неужели Менизисс стал светлее и теплее?
Серенити смотрела на принца с искренней радостью и теплом. Впрочем, девочки знали, что об Алмазе она всегда отзывалась с теплотой и нежностью
- Из всех остались только я, Сапфир, и Рубин с Изумруд, остальных уничтожила Черная королева, увы, даже кристалл в чем-то бессилен,- ответил он, поднявшись на ноги и посмотрев на королеву, стараясь конечно не сильно на нее пялится, но все равно не мог отвести взгляда. - Они пока на нейтральной полосе, дело в том что на темной части мы теперь изгнанники из-за того что не пожелали помогать королеве уничтожить планету. У нас было два пути идти к вам на поклон и просить протекции или прятаться на Земле.
-И ты приперся сюда,- фыркнула Юпитер.
-Да, я пришел просить вашего покровительства, хоть это и звучит как дерзость, но мы готовы принести вам клятву верности. ваше величество.
Серенити взяла Алмаза за руки.
- Некогда, ты защитил меня, Алмаз, не надеясь на воскрешение. Долг платежом красен. Зови сюда своих сородичей и пусть Хрустальный Токио станет вашим новым домом. Я буду рада вас принять. Надеюсь, остальные тоже.
Итемион рад не был, он помнил о любви Алмаза, но поделать ничего не мог. Серенити ведь правительница. Он обозвал королеву продажной девкой.
Алмаз улыбнулся, чуть сжав ее пальчики в своей руке.
- Благодарю, ваше величество, я отправлюсь за своими и мы вскоре вернемся.
Он поклонился, коснувшись губами ее руки и исчез.
В его действиях никогда не было раболепия, он всегда был горд, но сейчас, его благодарность и действия были искренними, вою гордость он давно закопал, что бы спасти оставшихся людей.
В этот вечер королева и Итемеон снова рассорились, маск добавил к продажной девке ещё пару совсем не лестных эпититов и даже распустил руки, за это он был изгнан из дворца на неделю. Он отправился злиться в горы, неподалёку от Токио, а Серенити ушла в сад.
- Я , всё же рада, Марс, что они выжили... Хотя жаль, что только они....
Марс стала самой близкой родругой Бани, как и Юпитер, хотя прежде с Марс они чуть недральсь.
- Вы бы их всех приняли?
- Я надеялась, что они остануться на Земле ещё тогда. Но я не умела, на столько управлять кристаллом.
- А сейчас вы смогли бы воскресить остальных?
- Не знаю, сейлор Марс.... Не знаю. Врял ли.
- Ваше величество, семья Черной луны прибыла,- сообщил ей мажордом. с поклоном,- куда их проводить?
О том, что чернолунные гости уже знали, остались только формальности, хотя ее советники все же потребовали что бы королева приняла от них всех магическую клятву верности.
- Ведите их в главный зал. Они принесутприсягу, потом покажем им их комнаты. Пусть пока поживут во дворце. И помните, Принцесса ИзумруджЖенщина, обеспечьте ей соответствующие удобства.
Серенити пошла в главный зал, принимать семью чёрной луны
Четверку чернолунных ввели в общий зал и они подойдя к трону остановились, опустившись на одно колено. Все они так и стояли, не поднимая голов, ожидая дальнейших указаний королевы.
Королева приняла присягу от каждого, всем сказав по паре добрых слов, потом подошла к Изумруд.
- Идём. Я провожу тебя в свою комнату. Остальных проводит мажордом. Принц, я буду рада, если вы вечером придёте в сад, к хрустальному фонтану.
- Конечно, ваше величество,- он поклонился и пошел с остальными.
Рубин то и дело оглядывался.
-Успокойся ты, никто не обидит твою невесту, обустроимся, потом переберешься к ней, или она к тебе, тут мы гости, так что будет все по их правилам.
-Я знаю... просто...
-Все будет хорошо.
Серенити привела Изумруд в её комнату.
- Комната Рубина рядом. Алмаза - напротив, Сапфир живёт бок о бок с Алмазом. Ну а моя в конце коридора, если тебе что-то надо - обращайся. А теперь отдыхай. Всё же вы проделали долгий путь.
- Спасибо, ваше величество,- она кивнула ей, улыбнувшись.
Парни тоже осмотрели комнаты и легли отдыхать, только Алмаз, искупавшись, оделся и пошел в сад, искать тот хрустальный фонтан.
Серенити тоже пошла к фонтану, встретив Алмаза, по дороге.
- Доброго вечера, ваше высочество. Вы и ваша семья хорошо устроились? Простите, что не дала вам отдохнуть, но... Вы всегда были не чужды прекрасного, а сегодня прекрасная ночь и фонтан тоже прекрасен. Я бы хотела разделить с вами эту красоту.
- Ничего, выспаться я всегда успею,- он галантно предложил ей руку, шагая рядом и посматривая на нее. – Ты очень изменилась,- проговорил он,- не только внешне. при прошлой нашей встрече я видел девочку, красивую, пугливую, но невероятно добрую, готовую простить даже врагов, сейчас я вижу невероятно сильную духом женщину, но все такую же добрую, для этого надо иметь очень много сил. Ты стала еще прекраснее, воительница луны, как внешне, так и душой... И никакие ночи не сравнятся с твоей красотой.
- Я очень жалею, что отвергла тогда твою любовь. принц- Алмаз, Ты видишь то, чего, до сих пор не видит принц Итимион.... Да, я повзрослела и многое поняла. И... - Девушка остановилась у фонтана и обернулась, глядя в глаза Алмазу. - Я жалею, что тогда отвергла твою любовь. Простишь ли ты меня, самый гордый из принцев тёмной луны?
- Бани,- он вспомнил ее земное имя, ему оно казалось милым и немного забавным,- Я любил тебя, и люблю сейчас, я готов тебе простить что угодно, даже если бы ты не приняла нас, даже если бы ты заперла меня в темнице или изгнала обратно на темную сторону, я не перестал бы тебя любить, ты забрала мое сердце, и назад я его не принял и не приму. Оно в твоей власти. как и я сам.
Серенити посмотрела в глаза, чуть вздрогнув, когда он назвал её земное имя. Девушка коснулась его щеки.
- Бани, значит зайка, как, впрочем, и Усаги... Ты спас меня, Алмаз. Я не забыла. И я бы не смогла ни изгнать тебя, Ни запереть. Впрочем, ты и так в темнице моего сердца. Но я хочу подарить тебе то, что ты желал отобрать у меня, когда-то силой.
Девушка подошла ближе и привстав на цыпочки, осторожно поцеловала принца в губы.
Он замер, удивленно на нее посмотрев, а потом обнял, ответив на ее поцелуй и перехватив инициативу, пусть только поцелуй, пусть между ним и нею стоит Итимион, но этот поцелуй только его. Отстранившись, когда совсем не стало воздуха он посмотрел в ее глаза и неохотно отпустил, отступив. Столько страсти и нежности, Ни принцесса на Бани, никогда не получала от Мамуро или Такседо маска, да и от Итемиона.
- И правда, сегодня волшебная ночь...
- Я же говорила. Алмаз, твоя семья может найти жтильё в городе, но я буду рада, если ты останешься в хрустальном дворце... И, да, ты можешь побороться за место моего супруга с Итимеоном
Он кивнул, посмотрев на звезды.
- Что для этого надо, что бы занять его место, я сделаю все что угодно, моя королева.
- Алмаз. Ты же мужчина. Неужели мне придётся учить тебя, как завоевать женщину? Но не путай вновь "завоевать" и "взять силой". Просто покажи мне, что ты лучше Итемеона.Онн улыбнулся и наклонившись снова едва заметно коснулся ее губ.
-Я тебя ему не отдам, особенно теперь, когда получил твое "благословение". Кстати, а где же мой соперник?
Серенити смотрела в небо. Её щёки ещё алели от поцелуев и чувств, которые те в ней будили.
- Принц Итимиеон был против того, чтобы я приняла вас. Он ревновал и весьма не прикрыто. Мы поругались, и я отослала его из дворца на неделю. Думаю, ты заслужил небольшую фору. Ты столько лет был вдали от нас...
- Вы поссорились из-за нас? Неприятно, но я не сильно расстроюсь. Продолжим нашу прогулку, ваше величество,- он улыбнулся ей, протянув руку,- в такую ночь грех спать.
- Мы вечно с ним ссоримся. Он уже не тот Такседо маск, которого вы помните, -девушка оперлась на руку принца.- Да. Тем более, я хочу показать вам ночную радугу.
-Я его вообще не помню,- сказал Алмаз, в то время его рядом с вами не было, я лишь видел его пару раз мельком, но познакомится у нас не было времени.
Он аккуратно придерживал ее под руку, шагая рядом.
- Это жаль, возможно, вы бы увидели тогда рос тки того, что я вижу теперь.
...
-Он ее околдовал.
- С чего ты взяла?
- Потому что она ведь любит Токседо, а сейчас не сводит с него влюбленного взгляда, это странно.
- Да, хотя она всегда о нем неплохо отзывалась.
- Вот именно, а ведь Алмаз самый могущественный колдун черной луны, сильнее только черная королева...
-Черт, что же делать?
- Не знаю, но пока отправляйся к Итимиону, надо сообщить о происходящем.
- Я знаю Такседо довольно долго, но оказалось, что не знаю вовсе, Алмаз. И.... Если подумать, то он спасал меня, рискуя жизнью, он подпадал под чары и пытался меня убить.... Когда я смогла противостоять тебе. я поняла, что тут что-то не так. И потом... Он всё ещё пытается изменить меня, как угодно ему. Он так и не принял, взрослую Серинити
Принц посмотрел на идущую рядом женщину и покачал головой, нет уж, он не хотел что бы она была какой-то другой, ему нравилась эта Серинити, а вот ее жених слепец, неужели он не видит что Бани так и осталась рядом. Впрочем помогать сопернику он не собирался, то что они ссорятся это ему на руку и он намерен был сделать так что бы Токседо еще больше отдалился от королевы, в любви как и на войне, все средства хороши, хотя и о чести он не собирался забывать, но от соперника намеревался избавится.
- Смотрите, вот ночная радуга!
Над фонтаном, стоящим в лунном свете, вправду дрожала радуга.
- Принц Итемеон даже не приемлет обряды луны, которые мне приходится проводить.... Идёмте, я покажу, --Она повела ео дальше. - Возможно, многие не поймут того, что я тянусь к тебе... Я ведь столько лет любила Такседо Маска. Но.. Я ведь и не рассказывала никому, что между нами происходит.
Он замер, смотря на чудо светлой стороны.
- Красиво, нет, невероятно восхитительно.
Алмаз полюбовался этой красотой, после чего последовал за девушкой, слушая ее и удивляясь ее подругам, неужели они настолько от нее отдалились после того как она стала королевой что не видят очевидного или это просто ему, как новому человеку видно со стороны лучше.
Девушка привела принца на окраину сада, над ними высился парящий храм.
- Вотчина Сейлор Марс, парящий храм. Во время ритуалов надо утром меня встречать.... Он этого не делает. Обряды луны дело не детское. Но я видела будущее, как погиб прошлый Хрустальный Токио. Это не вина мудреца или твоей семьи, это вина правителей, слишком беспечных, пренебрегающих своими обязанностями, во имя беспечности Я не хочу повторения. Маск, видимо хочет....
Девушка грустно смотрела на храм.
- А может он просто не понимает?- спросил Алмаз,- он не видел параллелей времени, не видел что может быть если совершить ошибку. У судьбы, у будущего сотни вариантов развития, один шаг и уже на другой тропе, хотя и кажется что этот шаг такая мелочь, и не видно что тропа уже не та...
- До семьи тёмной луны и после, у нас было много врагов. ВСе были опасны. До тёмной луны было уничтожено лунное королевство и воины родились на Земле. Мы едва нашли друг друга. Потом были ещё враги, потом были вы, потом ещё немало врагов. Скажи, Алмаз, что надо делать, чтобы защитить свой мир? Чтобы твоя дочь не шлялась в прошлое, рискуя собой? Чтобы не звала прошлую тебя спасать себя будущую?
-Я не знаю ответов на эти вопросы, Серенити, но теперь у тебя есть козырь, которого не было раньше- четыре сильнейших мага черной луны. знающий много уловок которые могут применить враги. А со временем, может мне удастся забрать еще шестерых воинов черной луны, они тоже из моей семьи, но пока далеко, среди звезд, так что у тебя будет еще больше союзников, так же у тебя есть друзья с дальней звезды, которые, уверен, придут на помощь. Что бы ни было в будущем, у тебя намного больше союзников.
- Вот именно. Надо не отвергать союзников, а привлекать. Да и самим неплохо стать сильнее. Ведь я ещё не знаю всех сил кристалла... Алмаз... Ты встретишь меня после обряда луны?
Посмотрев на нее, он улыбнулся.
- Конечно встречу,- ответил он, погладив ее ладошку.- расскажи когда он происходит и как и где и когда тебя надо встречать.
- Обряд пройдёт через день ночью. На рассвете тебе надо быть у храма. Ты будешь не один. Юпитер пойдёт с тобой... Обычноходит только она, но должны ходить она и Такседо. Но я говорила, что Итемеон игнорирует обряды.
- Хорошо, я запомню,- кивнул он, после чего глянул на храм еще раз,- идем обратно, тебе надо отдохнуть, да и я если честно на ногах держусь только за счет упрямства.
Серенити погладила Алмаза по щеке.
- Идём. Всё же вы ещё с дороги. Я, наверное, эгоистична. Но я слишком соскучилась.
-Мне тоже хотелось бы провести побольше времени с тобой наедине, но я устал, но потом обещаю, выучу твой распорядок и буду стараться почаще быть рядом.
- Мне будет приятно. Завтра вечером бал, в честь твоей семьи. Но днём отдохни хорошенько.
Девушка проводила принца, до его комнаты и поцеловала в уголок губ.
- Сладких снов, принц Алмаз.
- И тебе, самый спокойных снов, королева Серенити.
Он ушел, оставив ее, для себя же решил стать опорой для нее, даже если проиграет в схватке за место в ее сердце, но все равно он хотел что бы как можно меньше причин у нее было для грусти.
Серенити ушла к себе, но думала она об Алмазе и Такседо маске. Такседо сильно изменился. Он стал грубым. А какой Алмаз? Как изменили его эти годы?
Поворочавшись в постели он все же уснул, проспав до обеда, все же усталость и стресс дали о себе знать. Сапфир пару раз к нему заглядывал, но не будил, принцу он был предан как никто.
Рубин и Изумруд отправились в город, благо у них была протекция королевы и их принимали как равных ей в городе.
Мажордом предупредил Иумруд и остальных, о вечернем бале, и предложил им купить костюмы. На счёт королевы, разумеется. О том, как заработать, ни с королевой поговорят.
Серенити с утра заперлась в кабинете, работая и решая разные вопросы.
Отдохнув, Алмаз задумался о финансах, конечно за счет королевы это круто, но он все же был слишком горд, к тому же у него была пара задумок, так что до вечера он пропал в неизвестном направлении, Сапфир и остальные все же приобрели костюмы, хотя тоже им было неловко, но решили подождать что будет дальше. Алмаз вернулся и так же выбрав себе костюм, пошел к своим вассалам.
Прежде, чем принц встретился с вассалами его встретила Луна.
- Надеюсь, ты умеешь танцевать… Королева обожает танцы, хоть сама танцует не бог весть как...
- Умею, хотя наоборот, к танцам совершенно равнодушен,- проговорил Алмаз, пряча в карман пиджака прямоугольную коробочку.
Изумруд и Рубин уже были в зале, Сапфир же следовал за ним как тень, но Серенити еще не было там.
Появилась Венера с Артемисом, остальные воины и, последней, королева.
- Приветствую всех моих поданных. Приветствую, новых поданных, семью тёмной луны. Сегодня бал в честь вашей семьи, принц Алмаз. Надеюсь, вам будет хорошо и сегодня и в остальное время. А теперь, Сейлор Уран и Сейлор Нептун, Прошу вас, сыграть нам. Остальных прошу на танц пол!
Четверка только поклонились, Алмаз ничего не говорил, но едва все стали двигаться к танцполу подошел к Серенити.
- Разрешите вас пригласить на танец, ваше величество
Серенити с улыбкой склонила голову.
- Буду польщена, принц.
Девушка подала Алмазу руку.
Он взял ее руку и мягко поцеловал, после чего повел в круг танцующих.
Серенити, вправду, плохо танцевала, но Алмаз танцевал столь хорошо, что это было не так уж и заметно.
- Не спеши, зайка,- шепнул он, не старайся вести, слушай музыку, просто закрой глаза и слушай музыку, остальное доверь мне...
Бани улыбнулась. и закрыла глаза, доверившись своему партнёру. Как давно никто не называл её зайкой, как давно она не чувствовала того, что чувствовала сейчас. Этой нежной, хранящей силы, согретой любовью.
Алмаз вел ее в танце, постепенно главенство потерялось, они просто танцевали, следуя желанию друг друга, парные танцы это не просто движения, это доверие, умение читать мимолетные мысли партнера. Танец сменялся танцем, а он не бросал её, пока музыканты не взяли перерыв.
- Ты, наверное, устал, Алмаз. Идём, посидим на балконе. Там есть удобная скамья.
-Нет, не устал, но и правда стоит сделать перерыв,- под руку с серенити они отправились на балкон, под удивленные взгляды придворных.
Сев вместе с Алмазом на лавочку, девушка прислонилась к принцу.
- Если бы Итимион был так терпелив, я бы давно научилась танцевать много лучше, чем танцую... Маск вообще нетерпелив и резок.
Он мысленно вздохнул, да, Маск еще занимает в ее сердце слишком много места, она то и дело о нем говорит.
-Я хочу кое то тебе преподнести,- он достал из кармана коробочку. от которой ощутимо веяло магией и силой. Внутри лежал кулон в виде серпа луны, украшенного черными алмазами, в центре же висел звездный камень.
­­
Имя этого камня- Путеводная Звезда, очень давно он попал в мою семью, но его сила светлая, так что никто не смог использовать его, а я не захотел. Прошу, прими его...
- Ооо! Алмаз! Надень на меня это! Ты так.... Так невероятен! Жаль, у меня не было времени, прежде узнать тебя лучше. Давай это наверстаем...
Девушка поцеловала Алмаза в губы.
- С огромнейшим удовольствием,- он аккуратно одел ей цепочку, застегнув ее и наклонившись, поправляя волосы, едва заметно поцеловал ее в шею, поле чего сел на свое место
"Как он нежен"" Мурашки побежали по телу и, Серенти повернувшись, поцеловала Алмаза в губы.
- Я люблю тебя, Алмаз.
- Ради этих слов я готов на все, моя королева,- он склонил голову, улыбнувшись,- нам пора возвращаться в зал, кажется ваши стражницы потеряли вас.
- Главное, потеряли девочки. Идём. Сейчас будет банкет.
Он повел ее обратно, появление их вместе снова вызвало недоумение, особенно у ее подруг, хотя Алмазу было все равно, сейчас он видел только Серенити, чем вызвал понимающие улыбки у его троицы.
Серенити улыбнулась девочкам, мол всё хорошо и дала знак к началу фуршета.
- Я тебя не на долго покину, надо по мелькать среди поданых, а ты, увы, ещё не стал даже женихом...
Королева удалилась, общаться с гостями и с подругами.
Он отпустил королеву, хотя предпочел бы утянуть ее обратно на балкон, но он не Маско, он знал каково это жить в постоянном свете, в окружении сотен вассалов и знал насколько это трудно, поэтому только и мог что наблюдать за ней и морально поддерживать.
- Девочки? Что случилось? Вам не нравятся моё общение с Алмазом?
- По-моему ты слишком им увлеклась, - ответила Меркурий.
- Знаю, с Маском не всё гладко, - добавила Юпитер, - но ты Алмаза плохо знаешь...
- Вот и хочу узнать лучше, - улыбнулась Серенити. - Я знала его, как врага, но он отдал за меня свою жизнь... И он, до сих пор любит меня...
- Главное, не принимай быстрых решений, - проговорила Марс.
- Конечно. Это же не только моё дело, но и судьба всего моего королевство. Просто, не отвергайте его с ходу...
- Да, Алмаз, не думал что твои чувства так быстро запылают с новой силой, все же много времени прошло.
- Ну, я всегда знал, что только ее и люблю, в прошлом я был слишком груб, но теперь я не намерен отступать и буду предельно осторожен.
- А как же Маско?
-В свете некоторой информации он мне практически не соперник.
- О, а если будет, что делать станешь?
-Придумаю что нибуть.
-Устранишь?
- Разберусь
Ольга Шепель
Вскоре гости стали расходиться, а Серенити подошла к Алмазу.
- Идём погуляем перед сном, Алмаз.
-С превеликим удовольствием, зайка,- он взял ее под руку и повел в сад, где можно было спокойно прогуляться, без лишних глаз
Девушка пошла с Алмазом.
- Мне не верится, что ты так добр. Люди нелюбят меняться. Что же с тобой случилось?
- Хм? Меняться? А я и не менялся, зайка,- сказал он,- разве что чуть-чуть. Я все так же жесток к своим врагам и с легкостью убью того кто будет угрожать тем кто находится под моей защитой, но для друзей я всегда был таким, просто ты меня не знаешь, зайка, мы встретились не при самых приятных обстоятельствах.
- Ты пытался взять силой мою любовь и верность, Алмаз. Но даже после того, как я тебя отвергла, ты, всё же спас меня ценой своей жизни... И теперь ты любишь меня... Но не пытаешься принуждать.
- Пытался, потому что думал что силой можно взять все, там, на темной стороне действует только право сильнейшего, так что прости еще раз за тот случай, больше я такой ошибки не совершу
- Не извиняйся, Алмаз. Это был ценный опыт. Но... Даже действуя силой, ты был нежнее, чем Итимион сейчас.
- Ну, он просто не может принять того, что теперь не ты, а он от тебя зависит. Ведь раньше, при любой опасности, он был твоим героем, спасающим и появляющимся в самый последний момент, кстати, очень интересная у него особенность, картинно появляться в самый подходящий момент, ведь стоило ему появится раньше как он оказывался в общей кучке избитых. Ну а теперь ты королева, а ему власть не светит, максимум, титул крон-принца
Серинити рассмеялась.
- Он всегда был защитником Земли, такая своеобразная « Сейлор Земля». Но он и раньше ухитрялся схватить своего люлюля.... Но, в целом, ты прав. А ты согласен быть при мне корон принцем?
- Согласен быть и просто воином, мне титулы не важны, хоть я и принц черной луны, но тут этот титул просто название, но мне и так все нравится, ведь мои вассалы, мои друзья живы и со мной.
Серинити посмотрела на Алмаза.
- И, всё же ты сильно изменился, Алмаз. ты стал мудрее. И жаль, что эта мудрость далась тебе ценой многих потерь.
-Время всегда оставляет свой отпечаток, но давай не будем о грустном, сегодня отличная ночь, а у меня самая прекрасная спутница... Не стоит вспоминать в такие минуты, о плохом
- Да, Алмаз... Поцелуй меня снова, прошу.
Он привлек ее к себе и нежно поцеловал, поглаживая по волосам.
- Весьма милая картина, видно по этой причине ты меня отправила в ссылку,- раздался злой голос со стороны одного из поворотов.
Серенити вздрогнула и вся сжалась. Ясно, она боялась Маска.
- Эй! Неделя ещё не прошла, Итимион!
Юпитер встала между парочкой и Маском.
-Ты думаешь что я буду покорно сидеть в изгнании пока моя невеста тут обжимается с чернолунником,- он посмотрел на Юпитер,- отойди, я не с тобой говорю.
Серенити взяла себя в руки.
- Ты давно утратил право звать себя моим женихом. С тех пор, как начал распускать руки. И не смей приказывать моим воинам.
Маско поморщился и посмотрел на Алмаза.
-Хочешь заполучить мое место, выиграй его, я вызываю тебя на дуэль равновесия.
"Он и правда дурак, вызывать колдуна на магическую дуэль, впрочем мне это на руку".
-Я принимаю твой вызов,- спокойно ответил Алмаз, ликуя в душе.
Юпитер увела Серенити в сторону, чтобы девушка не попала под удар.
- Если он выиграет, я выйду за него замуж... Его, Алмаза.
- Ты же уже выбрала его, в своём сердце, королева. Если Алмаз проиграет, что мало вероятно, то ты всёравно станешь его женой.
- Да, верно...
Магия Алмаза была разрушительна и холодна как и место в котором он родился, Маск же не обладал никакими магическими навыками, по крайней мере он их не выказывал, зато сейчас открыл пару трюков, внезапно исчезнув, да так что его невозможно было ощутить.
Юпитер, приобняла Серенити.
- Спорю, он планирует взять тебя в заложники.
- Только не это!
Но Маск этого не смог бы сделать, даже если бы пожелал, Алмаз прежде всего обезопасил девушку, накрыв поле сражения куполом, из которого Маск не сможет выйти пока не победит или пока Алмаз не снимет купол.
Свист и кинжал пролетел в милиметре от его виска, Ал едва успел увернуться.
- Близко... Это опасно
Алмаз настороженно вертел головой, стараясь хоть как-то учуять противника, но тот петлял как заяц, посылая кинжалы в колдуна и тому трудно было сосредоточится, приходилось уворачиватся от ударов.
Наконец он подготовил нужное заклинание, и купол заполнили молнии.
К тому моменту Алмаза уже успели трижды ранить, но Маск получил хороший заряд и сейчас лежал в без сознания.
- Алмаз! - Девушки вскрикнули хором.
Всё-же принц вызывал у Юпитер симпатию
- Все, моя победа,- он повернулся к Маску спиной и сняв купол направился к Серенити, улыбаясь.
Свист кинжала он услышал , когда был в паре метров от девушки, но не уклонился, ведь в противном случае пострадала бы королева.
Он упал к ее ногам с торчащим из спины кинжалом, барьер частично замедлил клинок, но рана все равно была серьезной
Серенити упала на колени, активируя исцеляющую силу кристалла, Юпитер схватила кинжал и отправила его хозяину, потом позвала слуг, чтобы те оказали Маску помощь и выдворили его из дворца Серенити этого уже не видела, она лечила Алмаза..
Раны затянулись, и Алмаз открыл глаза, посмотрев на королеву.
- Снова ты меня спасла, зайка,- тихо, что бы его услышала только она, прошептал он и медленно сел
- А ты снова защитил меня. Я.... Я просто не могу иначе, Алмаз. Я люблю тебя.. чувствуешь? Тебе надо отдохнуть и переодеться. Как ты себя. чувствуешь?
-Ллюблю тебя, зайка.- он погладил ее по щеке и встал,- успею переодеться. сперва проведу тебя к твоим покоям, ложись отдыхать, тебе тоже надо выспаться, ночка сегодня была просто перенасыщена событиями
- Наши покои рядом, так что тебе не придётся долго идти. Я, всё же за тебя волнуюсь.
- Все в порядке.
Он взял ее под руку и повел в ее покои. У двери он мягко ее поцеловал и отпустил, отправив спать, после чего и сам ушел к себе.
Они странно выглядели, оба все в крови. Девушка приняла ванну и легла спать, на утро она ушла в храм вместе с Рэй и Юпитер. Этот обряд всегда отнимал много сил. Она провела в храме, почти сутки. Вечером пришла Юпитер.
- Принц Алмаз, вы готовы?
-Конечно, я тебя ждал, все же у храма я был только раз, не хотелось бы заблудиться,- он встал и последовал с девушкой к храму.
- Он словно сияет, когда я его видел позавчера так не было. Красиво.
Им пришлось ждать. Серинити вышла в прозрачном мокром платье и с распущенными, чуть влажными волосами. Королева едва стояла на ногах, но увидев Алмаза, она вся засветилась счастьем.
Он глянул на Юпитер и получив кивок пошел к королеве, легко подняв ее на руки.
- Сильно устала?- ласково спросил он, поворачиваясь и направляясь ко дворцу.
Девушка крепко обняла его.
- Ничего... Я счастлива, что ты меня встретил. Нам надо поженится до обряда приветствия луны. Это обряд тяжело проходить девственнице. Но вместе, мы всё сможем.
Он чуть улыбнулся, поцеловав ее в губы.
-Как скажешь, мне еще многое предстоит узнать о светлой стороне. но я всегда буду рядом, даже в самые тяжкие минуты, я буду твоей опорой, зайка.
- Я это чувствую, Алмаз. Отнеси меня в мою комнату и побудь со мной... - Ты пытался взять силой мою любовь и верность, а получил их любовью и надёжностью. Ммне надо немного поспать а потом я введу тебя в курс дел, как моего жениха
- Конечно,- он кивнул и донеся ее до комнаты толкнул двери. внося ее внутрь и ставя на ноги, все же мокрое платье стоит переодеть. Алмаз прикрыл двери, повернулся к ней и пошел за полотенцем, что бы просушить ее волосы.
Бани уже сняла платье и накинула, на голое тело халат, позволяя Алмазу заняться волосами.
Он вытер их и расчесал, заплетя в слабую косу, что бы не мешали спать.
-Ложись в постель, я посижу рядом, зайка.
- Приляг со мой. Просто поверх одеяла. Маск сильно меня напугал вчера, а твои раны... Меня до сих пор трясёт. Ложись и возьми меня за руку. Я хочу тебя чувствовать
Он лег рядом с ней и обнял ее, поцеловав в висок.
-Спи, я буду рядом, моя королева.
Алмаз стал поглаживать ее по волосам, успокаивая. Постепенно Серенити успокоилась и уснула. Она спала долго, а проснувшись, велела подать еды, для себя и Алмаза, в свою комнату. Алмаз был тут, тихо напевая колыбельную, а потом и сам задремал рядом с девушкой. Как он и обещал, он не покидал девушку, пока она спала, взяв книгу с ее стола и читая, тихо шурша страницами.
-С пробуждением. ваше величество,- он улыбнулся ей, посмотрев на девушку
- Доброго ... Дня? Вечера, мой принц.
-Да уж, именно вечера,- он улыбнулся, смотря на нее,- давай поедим и покажешься народу, а то похоже ты долго спала в этот раз, там волнуются твои подруги.
- Ох уж эти подруги!
Девушка оделась и села к столику есть.
- Знаешь....... Эти обряды, они повышают сексуальное желание. Справляться с этим очень тяжело
- Ну, после свадьбы тебе совсем не надо будет с этим справляться,- он улыбнулся, весело и игриво ей подмигнул, наедине, рядом с ней он снимал все больше своих масок. открывая ей истинное
Серинити так же не боялась быть при нём собой, она рассмеялась.
- Но ты же не будешь грубым- в мой первый раз?
- Ну, в первый раз я уже был грубым с тобой.- проговорил он. намекая на первую встречу,- так что для разнообразия я буду нежен и ласков, как котенок
Девушка оторвалась от еды и поцеловала Алмаза.
- Тогда готовься, мой принц.
-Конечно буду готов, моя королева,- он обнял ее, ответив на поцелуй.
-Идем, надо успокоить поданных, а то они сейчас вломятся сюда.
Серенити кивнула и пошла с принцем успокаивать своих поданных. Девочки тоже были тут и сильно волновались., за здоровье королевы, поскольку она проходила очень сложные обряды.
Сапфир увидев рядом с королевой Алмаза тоже успокоился, а то он его потерял, не найдя в комнате и обрыскав весь дворец.
Серенити улыбнулась Сапфиру. Потом она объявила всем о дне свадьбы и приказала начать подготовку, а Алмаза утащила в свой кабинет. Посвящать в дела.
Он послушно сел рядом с ней и стал вникать в дела, благо раньше он занимался примерно тем же, да и как принца его учили таким тонкостям. главное теперь эти знания перестроить на манеру светлой стороны луны.
Девушка рассказывалао его обязанностях, как короля. Этим они занимались все дни до свадьбы.
-Ох.. Ты не представляешь, Алмаз, какой груз ты снял с моих плеч!
- Ну, это моя обязанность теперь, оберегать тебя от того, что бы ты не перетруждалась,- он прижал ее к себе, поцеловав в губы.
-Кстати, время свадьбы все ближе, думаю тебе все же стоит заняться нарядом. а я проверю как там идут приготовления
-Теперь, когда я могу многое тебе доверить, я саама займусь этим. Ну ,ты займись мужской частью подготовки и распорядитель тебе в помощь
- Хорошо,- он кивнул и прижав ее к себе и страстно поцеловав, как никогда до этого, так что у нее ноги подогнулись. Отстранившись он игриво улыбнулся, а потом, скрывшись под маской серьезности пошел трясти распорядителя
Серенити чуть сознание не потеряла от поцелуя, а потом взяла себя в руки и пошла к девочкам, готовиться к свадьбе
Алмаз спокойно беседовал с распорядителем когда к нему подлетел Сапфир и стал трясти за плечи.
- Алмаз, беда!
-Ч-ч-чт-то?
-Свадьба вот-вот, а главное забыли!
-Что? Невеста есть, жених есть, что забыли?
-Кольца!!!! Кольца забыли!!!!
Алмаз замер, а потом на его лице появилось ошарашенно испуганное выражение и Сапфир стал паниковать еще больше.
- Забылииии...
Алмаз захохотал и хлопнул друга по плечу, достав из кармана коробочку. Распорядитель все это время был в прострации, наблюдая за ними, но заметив коробочку тоже подошел, с любопытством заглянув внутрь там лежала пара колечек, простых, без вычурности, одно поменьше золотое, второе, побольше серебряное.
­­
-Я подумал что не стоит каких-то сверх украшенных колец. снимать их мы не будем и они будут мешать, если на них будет много украшений.
-Мудро...- кивнул распорядитель.- а что это за насечки на них.
Алмаз вытащил колечки и прижал их друг к другу насечками, сложив рисунок
Распорядитель выдохнул, а к братьям подошла Юпитер.
- Вы всё предусмотрели, принц. Похоже, королева не ошиблась, выбрав вас в мужья.
Он уложил колечки обратно и Сапфир сцапал коробочку.
-У меня побудет, все равно я буду там, у алтаря стоять с кольцами
-Да, иди уже, паникер.
Алмаз глянул на Юпитер и только улыбнулся.
Юпитер с интересом смотрела на Сапфира.
- Всё же, у вас хорошая семья Алмаз. Я рада, что мы породнимся.
- Я тоже этому рад, а еще больше я рад тому что практически неосуществимая мечта для меня стала реальностью.
- Ваша мечта, принц, была не столь уж неосуществимой, поверьте. Бани давно вами грезила. Думаю, все грубости Маска были вызваны ревностью.
- Не только ревностью,- он задумчиво на нее посмотрел, а потом все же сказал,- я думаю все дело в его характере. Он был влюблен в милую, беззащитную малышку, которая при любой опасности пряталась за его плащ. Он и сам не силен, но для нее был героем, вот только когда ее сила выросла, а он остался на том же уровне стало ясно, что теперь роли поменялись, теперь ему приходилось стоять за ее спиной. Его гордыня была задета, такого он стерпеть не мог, но сильнее стать увы не получалось, плюс она стала королевой, а ему не светило стать даже тут наравне с ней. Луной правят только королевы. Влюбленность и любовь, разные вещи. Влюбленность прошла, так и не став любовью для него, вот и все.
- Да, вы правы, принц... Если подумать, в последних битвах, королеву спасали другие люди. Видимо, у Макса был свой предел, к которому он подошёл. К тому же, он не маг ни разу. Его силы иного плана... Всё же любовь основана на равенстве и взаимоуважении. А Маск королеву никогда не уважал. Вам нужна какая-то помощь?
Алмаз задумался и осмотрелся.
- Распорядитель уже все сделал, я только уточнил кое-что и все, так что вроде у нас больше нет дел, так что спасибо, но вроде нет, хотя посмотри, может я что-то пропустил.
- Хорошо ваше высочество.
Юпитер поклонилась и ушла с проверкой. Всё было сделано идеально, как, впрочем, и для Серенити.
- Всё идеально, ваше высочество. Завтра Рей проводит вас в храм. Ждать невесту
-Хорошо, спасибо что посмотрела, а то неохота по незнанию упустить что-то важное.
Он кивнул и пошел заниматься делами, пусть пока он не крон-принц, но часть обязанностей Серенити уже забрал и надо их сделать, что бы завтра полностью насладиться праздником
- Может ли такое быть, принц? Но вам нужно отдохнуть. Завтра у всех нас важный день.
Девушка улыбнулась и ушла.
-Ну, учитывая огромную разницу в традициях, все может быть,- он усмехнулся,- да, надо выспаться, завтра будет очень долгий и нервный день.
Он кивнул девушке и ушел к себе, упав на кровать и моментально отрубившись
Все разошлись по спальням, а рано утром, Рэй разбудила Алмаза до восхода.
- Пора принц. По дороге, я покажу вам супружескую спальню.
Алмаз не спал, он уже оделся и проверял все ли хорошо сидит, после чего пошел за Рейем.
-Идем,- он нервничал. все было идеально, но ему казалось что он что-то да забыл и это очень отвлекало

Рэй показала принцу супружескую спальню, а потом повела его к храму. по дороге они встретились с Юпитер и Сапфиром, и пзднее с омтальными воинами и чернолунниками
В храме, у алтаря он остановился и осмотрелся. Сапфир стоял рядом, в шаге от него, держа коробочку с кольцами.
- Нервничаешь, ваше высочество?- шепнул он.
-Очень,- признался принц не сводя взгляда с входа в храм.
Когда появилась королева, причины нервов стали понятны. Она была более, чем кросива и вся источала соблазн. Девочки, подошли к ней и Рей провела церемонию.
- Теперь, обменяйтесь кольцами и поцелуйтесь.
Он не мог отвести от нее взгляда, даже клятву давал на автопилоте.. Сапфир подал кольца и Алмаз одел одно на ее пальчик, после чего подал свою руку. Притянув ее к себе он поцеловал Серенити. снова заставив ее затрепетать от этого поцелуя.
Серенити надела на его палец кольцо и утонула в её поцелуе. Юпитер повела всех праздновать. Но, Алмазу, свою невесту пришлось взять на руки, так у неё дрожали ноги.
Держа ее на руках, он довольно улыбался, глядя на чуть очумелую девушку.
-Эй, милая, приходи в себя, нам еще народу поулыбаться надо,- проговорил он.
- Я в норме, милый. Просто мне, до сих пор не верится, что моя мечта сбывается.
-Взаимно,- сказал он и когда они приблизились к собравшимся людям неохотно поставил ее на ноги.
Через год у счастлмвой пары родился сын, а через три, девочки-двойняшки.


Категории: Фанфик, Сейлор мун
суббота, 11 августа 2018 г.
моя жизнь отстой тот самый флуш 22:54:18
блни вот так обидно сидишь в сетях на биончике вконтактике и те не отвечают думаешь сразу не ну понятно я всегда был антисошал что тут удивительного
и потом полночи раздумий от чего все пошло вспоминаешь всех своих детских врагов которые повлиляли на твой характер
стараешься вести ся адекватно но ниче не меняется приходишь к одному выводу
если ты неудачник по жизни, то ниче с этим не поделать))))!
Quan Zhi Fa Shi 2 Aеr 19:07:32
Хм, надо бы продолжить просмотр Мага на полную ставку. Помню, что прошлая часть была интересной. stapo.sakura.ne.jp
10:21:45 Гость
1 часть была интереснее. Но и это сойдёт на 1 просмотр.
10:25:19 Aеr
Не понятно зачем вообще автор заставил пуляться демонов лучами смерти.
прив котаны от мамки наконец приехал аптекаpь. в сообществе Геральдовый Рест 16:27:14

- ведь со мною можешь быть только ты.

прив котаны
от мамки наконец приехал

Категории: Кудряшок
Интересно, когда я перестану ему писать Малаховa 13:19:39
Ты был самым лучшим
Л ю б о в ь
Всего одно слово
Сейчас ты мой страх, боль, злость, непреодолимая грусть и нескончаемая ненависть
Нескончаемая ненависть к самой себе
Л ю б о в ь
Только в моем воспаленному мозгу была ты
Глупой комедии остановите ход
. goodbye Chris 12:52:07
сегодня меня покрасили в красный.
закос собран и завершён.
девочка-мастер все восторгалась и намекнула, что будет ждать моих фоток с Айо.
видимо, придётся идти.
недосчиталась бабла и от цирка шла до дома пешком, в полном закосе, плащ там, рубашечка, каблуки, все дела. по-моему, пялился на меня каждый встречный-поперечны­й, а я боялась наушники снять, чтобы услышать, что они обо мне думают.
и ещё боялась пиздануться на каблуках. 10 см каблук -- таких я ещё не носила, по-моему.
но всё гуд. ай лайк ит.

Джоконду укусило в зад и она собирает беседку сегодня на импровизированную Ночь Сказок.
придётся рассказывать всякий бред, ибо сбор через час, а я так и не нашла/не сочинила ничего.
будет всего пятеро человек, включая её мужика (интересно, а он будет рассказывать?), посмотрим, во что это выльется.
завтра наконец встречусь со Сфинксом, и она тоже заценит закос.
а я и рада продемонстрировать.­ маленькое личное шоу для меня. и тех, кто меня увидит.
perfect.
четверг, 9 августа 2018 г.
у мамки твоей отвислые сиськи и ничо, не стесняется X-( ну привет... жжёный сахарок в сообществе Геральдовый Рест 20:22:10

КТО ЗНАЕТ ЮЛИАНА УПЫРЯ МЕТАТРО­НА ЛС

у мамки твоей отвислые сиськи и ничо, не стесняется X-(­

ну привет молодой

Категории: Надо было оставить тебя в той башне
20:23:59 лорд Темный
Хештег не забывай !
20:27:37 жжёный сахарок
ок ок с телефона пропускаю соре :^)­
20:28:38 лорд Темный
хорошо!!!!!111
Взято: Тест: Kokuhaku Love Confession - Испания Маи Асакай 19:42:09
­NBene 29 декабря 2017 г. 14:54:18 написала в своём дневнике ­•Try your luck•
В последний раз вырвавшись из оркестровой ямы, звуки музыки, дребезжа, угасли где-то под потолком. Зажегся свет, и зал взорвался аплодисментами. Самопровозглашённая­ актёрская труппа выстроилась на сцене полукругом; поминутно переглядываясь, ученики облегчённо улыбались: долгие месяцы репетиций стоили потраченных усилий, доказательство тому – всё не смолкавшие рукоплескания. Взявшись за руки, актёры поклонились публике до пола и по одному начали отходить к кулисам.
– Постой! – [Твоё имя] почувствовала, как кто-то схватил её за рукав платья, и подняла на незнакомца заинтересованный взгляд: подле девушки стоял Испания. Его зелёные глаза смотрели напряжённо, испытующе.
– Антонио? – изумилась [Твоё имя]. – Что-то случилось?
Проигнорировав вопрос, тот зачем-то спустился в зрительный зал. В толпе на мгновение мелькнуло чьё-то знакомое лицо, и в следующую секунду парень уже поднимался на сцену с букетом насыщенно-красных роз, обёрнутых глянцевой бумагой.
– Всё-таки у каждого рыцаря должна быть своя Прекрасная Дама, – зардевшись, улыбнулся Испания. В свете софитов его бутафорские латы поблёскивали совсем как настоящие.
Охнув, [Твоё имя] покраснела и прикрыла рот ладошкой. Под поднимающийся ажиотаж Антонио по-кавалерски опустился на одно колено и протянул девушке букет; от смущения его щёки были ало-розовыми в тон бархатистым лепесткам цветов.
– [Твоё имя], станешь ли ты дамой моего сердца?..
­­
Северная Италия:
– Ве-е, Испания всё так тщательно продумал, и речь отрепетировал, и букет красивый подобрал! [Твоё имя] должна согласиться!.. – Италия покосился на Кику, поспешно снимающего крышку с объектива камеры. – Япония, ты будешь записывать? А потом дашь видео посмотреть?
/заваливает японца вопросами, мешая тому нормально снимать: не удивляйся, если на записи голос Феличиано будет заглушать ваши с Испанией реплики/
Германия:
– Италия, ты можешь помолчать хотя бы минуту? – Людвиг зажал тому рот ладонью. – Надо ловить момент, он всё равно скоро закончится. Надеюсь...
/поначалу будет шикать на гиперактивного итальянца, но в итоге сам взмолится, чтобы всё поскорее разрешилось. Главный вывод: в солдаты ты точно не годишься, думаешь и сомневаешься слишком много/
Япония:
/снимает всё на камеру: для него знакомство с традициями признания в любви по-европейски – новый и интересный опыт. Потом, если примешь предложение Испании, можете попросить Кику показать запись – Япония и сам с радостью пересмотрит этот знаменательный момент/
Америка:
– [Твоё имя], не бойся! – сложив руки рупором, прокричал Альфред. – Иди к Испании и не слушай этого занудного англичанина!
/не стесняется орать во весь голос, хотя стоит довольно далеко от сцены. Всецело поддерживает тебя и думает, что вы с Испанией созданы друг для друга/
Англия:
– Что он себе позволяет! Этот наглец превратил серьёзный спектакль во второсортное шоу! – как можно громче проворчал Англия, сложив руки на груди. – Я всей душой надеюсь, что [Твоё имя] – девушка разумная и не поведётся на его дешёвые ухаживания.
/после выступления хотел отвести тебя в сторонку и объясниться сам, но «чёртов Испания» его опередил, да провернул всё с таким размахом, что теперь Англии остаётся только кусать локти и испепелять Антонио взглядом. И что бы ты там себе ни решила, а дерзновенная, по мнению Англии, выходка испанца так просто тому с рук не сойдёт: Артур с лёгкостью найдёт предлог – старых обид у него предостаточно – и вызовет соперника на дуэль/
Франция:
– Ах, ma chere [Твоё имя], бедняжка прямо-таки обезоружена признанием Испании, – сентиментально смахнув слезу, промурлыкал Франциск и, покосившись на Англию, добавил: – И лучше Испании для неё никого нет и не будет.
/поначалу сам испытывал к тебе лёгкую симпатию, однако, увидев, как в твоём присутствии заливается краской Испания, бросил все силы на помощь другу. Именно он, кстати, и подал испанцу идею для признания; ещё бы, ведь Франция – знаток романтики. Он же передал из зала букет, который до этого самолично (!) составлял и обёртывал – представляешь, какая тут развёртывалась операция! Не сомневается, что в итоге вы с Антонио будете вместе/
Россия:
/будет только рад, если вы сойдётесь с Испанией: с Иваном вы хорошие друзья, и через тебя он надеется наладить контакт и с Антонио/
Китай:
/сочувствует тебе и считает, что ты просто растерялась, вот и застыла на одном месте. Зато, если ты ответишь Испании «да», он вам преподнесёт коробку национальных вкусностей в качестве подарка/
Дания:
– А у него губа не дура, если решил подкатить к [Твоё имя], – присвистнул Хенрик. – Норвегия, ты только глянь!..
/никогда не был особо близок ни Испании, ни тебе, однако уже уважает Антонио за смелость и креативность. Хотел бы видеть вас вместе/
Норвегия:
Поглощённый зрелищем, Дания в порыве чувств положил ладонь на плечо друга.
– Не трогай меня. – Норвегия грубо ударил блондина по руке и, развернувшись, стал протискиваться к выходу.
– Ты куда? – опешил датчанин, потирая ушибленную конечность. – Самое интересное только…
– Спектакль окончен, – бросил синеглазый через плечо, – больше здесь делать нечего.
Подсознательно норвежец понимал, что ещё хотя бы минуту в этом помещении просто не выдержит: его душила ревность.
/кто бы мог предположить, что такой холодный и сдержанный парень, как Норвегия, воспылает столь жгучими и глубокими чувствами? Норвегия никогда не жаждал любви и даже помыслить не мог, что однажды она захлестнёт его с головой: парень мучился, проклинал себя, тебя и весь белый свет, однако никак не мог заставить себя перестать искать с тобой встречи, ловить твой взгляд или оборачиваться вслед, когда ты проходила мимо. Поэтому, если ты вдруг согласишься на предложение Испании, не удивляйся, что Норвегия будет шарахаться от вас как от огня: бедняге свои чувства принять-то не просто, а отказаться от них – ещё сложнее/
Исландия:
/уже тот факт, что ты обрекла Норвегию на душевные страдания (а брата ему, как-никак, жаль), заставляет Халлдора менять своё отношение к тебе в сторону «минус». Хотя, если Испании ты предпочтёшь норвежца, воспринимать будет чуточку лучше/
Финляндия:
– [Твоё имя] попала в стрессовую ситуацию, да ещё на глазах у целого зала. Нужно отнестись к ней терпимее и дать немного времени подумать, – понимающе улыбнулся финн. – Если бы я был на её месте, я бы тоже очень смущ... Ой! – притих Тино, ощутив на себе тяжелый взгляд Швеции.
/парню очень не понравилось, как на него посмотрел Бервальд, поэтому на какое-то время Финляндия отключился от происходящего и бочком стал пробираться к выходу. Даже не подозревает, что и Норвегия что-то к тебе испытывает, но когда узнает об этом, то не будет относиться к тебе предвзято/
Швеция:
/по-видимому, уловил какой-то намёк в словах Финляндии, поэтому удивлённо на него воззрился. Когда Тино раскраснелся и ретировался, удивился ещё больше/
Канада:
/очарован тобой в образе средневековой королевы и удручён, что теперь, скорее всего, не сможет подбросить тебе цветы: незаметного канадца могут просто-напросто задавить в толпе/
Австрия:
Затаив дыхание, Родерих во все глаза наблюдал за [Твоё имя] из оркестровой ямы, видя, как она мнётся в нерешительности, то шагая Испании навстречу, то пятясь назад.
– Только не это, – простонал Австрия, когда девушка вновь робко подступила к Антонио, и дрожащими пальцами расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, хватая ртом воздух и чувствуя, что теряет сознание…
Ба-бах!
/ты – муза и предмет воздыхания Австрии с первых минут вашего знакомства, с твоим появлением в жизни молодого человека у того словно открылось второе дыхание, чем и объяснялась бешеная популярность музыкального сопровождения в его исполнении для постановок– ведь параллельно на сцене блистала ты! Стоит отметить, что любовь Родериха носит скорее платонический характер: он обожал тебя издалека, всё не решаясь заговорить, и в сознании Австрии всё никак не вяжется, что его Музу сейчас могут вот так запросто увести/
Венгрия:
– Господин Австрия! – вскрикнула Венгрия, невольно сделав шаг к краю сцены. – Он же мог ушибиться!..
/серьёзно испугалась на внезапно упавшего в обморок австрийца, а вот на тебя и твой выбор, как бы это резко ни звучало, плевать хотела с высокой колокольни… до тех пор, пока она не прознает о чувствах Родериха к тебе/
Пруссия:
/от души поржал над переволновавшимся Австрией и сердобольной венгеркой, готовой броситься на выручку горе-дирижёру прямо со сцены, но всё-таки больше ждёт развязки затянувшейся между тобой и испанцем сцены. Поддерживает товарища и надеется, что ты ответишь тому взаимностью/
Швейцария:
/уже устал поминутно сверяться с часами и закатывать глаза. Его раздражает, что ты тратишь время окружающих и битый час не можешь определиться с решением. Если бы парень находился сейчас на сцене вместе с вами, сам толкнул бы тебя в объятия Испании, только бы всё поскорее закончилось/
Лихтенштейн:
/твоя служанка по сценарию и большая поклонница – в реальной жизни, Лихтенштейн, пожалуй, одна из самых преданных твоих фанатов: девочка искренне восхищается тобой и хочет уметь выглядеть так же женственно и роскошно/
Испания:
/В данный момент парень молит Бога лишь об одном: чтобы на его чувства ты ответила взаимностью, поэтому сказать, что он ужасно взволнован, – ничего не сказать. И хотя испанец отнюдь не робкого десятка, даже ему было трудно решиться перейти к активным действиям, да ещё такого масштаба, и сейчас Антонио с каждой секундой всё больше беспокоит промедление с твоей стороны: а действительно ли ты чувствуешь к нему в ответ то же самое?../
Южная Италия:
– Ну же, глупая женщина, бери уже наконец этот чёртов букет! – в сердцах воскликнул итальянец, будто ты могла его услышать.
/пусть Романо каждый раз демонстративно фыркает, но к испанцу он всё-таки по-своему привязан и желает ему в основном добра. Никак не поймёт, чего тут так долго раздумывать – хватай букет, и в мире станет на пару счастливых людей больше/
Бельгия:
/считает, что к испанцу ты на самом деле ничего не испытываешь, иначе в первую же секунду бросилась бы ему на шею. Что ж, у каждого свои представления касательно настоящих чувств/
Нидерланды:
/даже заморачиваться по поводу чьих-то там отношений не хочет, и его выводит, что сестра мусолит эту тему, пытаясь развести парня на диалог/
Польша:
– А там это... – Феликс лениво указал в сторону оркестровой ямы. – Типа человеку плохо...
/безуспешно пытался привлечь внимание окружающих, но, убедившись, что помощь уже в пути, продолжил флегматично наблюдать за происходящим на сцене. Да он сам пофигизм/
Литва:
/во все глаза наблюдает за вами с Испанией, а сам в голове прикидывает, оценила бы Беларусь такой же поступок с его стороны. Мысленно благодарен испанцу за идею, только и всего/
Латвия:
/поддержит Литву, когда Торис поделится с прибалтами идеей признаться возлюбленной тоже где-нибудь в публичном месте/
Эстония:
/остаётся хладнокровным и предлагает сначала посмотреть, завершится ли ситуация с Испанией успехом/
Украина:
– О боже, бедный Австрия! – Украина всплеснула руками. – Не удивительно, что ему стало плохо: здесь такая духота, пойду подам воды!..
/единственная (разумеется, после Венгрии), кого больше заботит самочувствие упавшего в обморок австрийца/
Беларусь:
– Ну давай, глупенькая, чего ты медлишь, – пробурчала Наталья себе под нос, – я же предупреждала тебя, ты должна была быть к этому готова...
/несмотря на противоположность характеров, вам, как ни странно, удалось прекрасно сдружиться. Что удивительно, Беларусь даже брата к тебе не ревнует, понимая, что к такой притягательной личности, как ты, сложно относиться негативно. Не раз заводила с тобой разговор на тему Испании, так как ясно видела его отношение к тебе, однако ты будто и слушать не желала, вызывая у Натальи желание настучать по твоей непутёвой головушке. Считает, что ты сама себя проучила, оказавшись в таком неловком положении – а ведь Беларусь не раз тебе намекала, – но корить тебя при этом не будет/
Турция:
/параллельно на ваши взаимоотношения с испанцем, а вот твою актерскую игру и наряд оценил, сочтя, однако, что костюм восточной красавицы, которую ты играла в прошлом месяце, шёл тебе больше/
Греция:
/к концу представления выпал из реальности, ударившись в философию и мысленно сравнивая постановки времён античности с современными. С небес на землю его вернула поднявшаяся шумиха, так что пока Геракл лишь непонимающе озирается и усердно пытается догнать, что же тут происходит/
Сейшелы:
/если внимательно прислушаться, можно уловить тихий скрежет зубов: девушке страшно завидно, что к тебе подбивают клинья сразу несколько парней, а с ней в лучшем случае флиртует только общеизвестный Франция/
Силенд:
/узнал о чувствах Англии к тебе и теперь разрабатывает свой детский коварный план: неразглашение тайны в обмен на признание его государством. А он хитёр для своих-то лет/
Источник: http://arnlaug.beon­.ru/0-36-test-kokuha­ku-love-confession-i­spanija.zhtml
Анкета лорд Темный в сообществе Геральдовый Рест 14:49:12

Ты - мой король,­ твоя корона в крови; Ты знаешь смерть,­ но так далек от любви

­­
­­

Жестких правил нет, анархия правит миром. Мат, оскорбления и драки разрешены, но пока это все лишь часть местного праздника жизни.
Раз в три дня давайте о себе знать.

Форма:

1. Персонаж
2. Хештег

Заняты:


М! Герой ферелдена, Ж! Хоук и М! Инквизитор также доступны для выбора

Подробнее…
Корифей
Хештег : Деды воевали

Гаррет Хоук
Хештег : почему всегда я?

Фенрис
Хештег : GAYFORIT

Каллен Стентон Резерфорд
Хештег : Кудряшок

Ж! Инквизитор
Хештег : Спасаю без регистрации и смс

Мать
Хештег : твоя мамка

Андерс
Хештег : Big-Bang

Флемет
Хештег : надо было оставить тебя в той башне

Ж! Серый страж
Хештег : Никто не забыт

Алистер
Хештег : инспектор солнышко


Изабелла
Хештег : И вошла я вцерковь, иувидела, чтоэто скучно.

Сера
Хештег : мамку твою на стреле вертела



Категории: Анкета
показать предыдущие комментарии (21)
23:02:01 нелuцеnрuяmный
сера мамку твою на стреле вертела
23:06:19 Распятая Дриада.
милости прошу к нашему шалашу
21:33:29 Лuнк
Киран У меня два бати
11:50:24 Распятая Дриада.
Вступай
Разбирайтесь у ся дома плиз мой ник самый классный и модный 14:29:34

вау

"СЛЫШЬ НАХУЙ, Я НЕ РЕВНУЮ НАХУЙ, НО ПРЕДУПРЕЖДАЮ НАХУЙ" (с) какой-то пьяный мужик под окном
показать предыдущие комментарии (4)
14:44:36 мой ник самый классный и модный
Почти
14:45:03 СyNцNдница
У меня было под утро,может в 3,может в 4 я не помню
14:45:45 мой ник самый классный и модный
Ну у этих все вроде ок уже Они щас ржут как кони
15:02:11 СyNцNдница
Алкаши,че с них взять
Цыганка и киллер. L0ST. 08:17:56

Ночная сказка о двух неупокоенных душах.
­­


Подробнее…Событие то, смутное и необычное, происходило безлунной ночью, а вернее сказать - стрелки старинных часов показывали 40 минут 11-го. Часы те, ветхие и вечно поскрипывающие, ровно как и весь дом, висели на южной стене уже давно: разве что только вон то пыльное прабабкино зеркало видало, кто их принес. Помимо часов и зеркал (да-да, заметьте, было оно не одно - зеркал были десятки!) жилище полнилось всякого рода хламом: повсюду валялись книги, рваные газеты, одежда, походившая скорее на половые тряпки, какие-то доски, скудная мебель, пустые бутылки, затоптанные конверты и еще Бог знает что. Впрочем, не будем столь наивны - Господь Боженька напрочь забыл про сие место. У Него были дела куда важнее, например, столетиями голодающие дети в Африке или освящение Духом Своим новых церквушек из золота.
Возвращаясь к дому, остается сказать, что из мебели уцелели в нем большой тяжелый шкаф да тумба с ванной, причем последняя использовалась в качестве просторного писсуара. Ну, а что такого? Вода в кране все равно вонючая и грязная, для питья не пригодная, и даже для мытья одежды годится с натяжкою.
Но полно о доме; наш рассказ прерывает глухой стук двери, затем: шарканье берц по пыльным доскам, кашель, хриплый, надсадный кашель - словно вся пыль этого захолустья лютым вихрем ворвалась в глотку входящего.
Мда. Скажи мне, где твой дом, и я скажу, кто ты...
Правда, если бы даже этот высокий, худощавый человек в черных одеждах назвал свой адрес (коий мы, конечно, ут-а-им), но один самый искусный картовед и детектив не нашел бы сего здания. И тем самым перестал бы быть самым искусным картоведом и детективом.
Хм, интересно, хоть кто-нибудь представлял себе свои действия, пойди по его следам наемник? А план на случай Третьей Мировой Войны? Вторжения? Не думаю. О каком плане может быть речь, если у него даже нет собственного дома? Пусть обветшалого, пусть со скрипучими половицами и разрушенной кухней, но все же - своего. Нет же, он, подобно рабу, живет в каменной многоярусной коробке, бараке, эдаком удобном вместилище для холопов. Этот барак никак не защищен в случае нападения (мы ведь не верим в молниеносное реагирование доблестных силовых структур, верно?), и не огорожен от воров и насильников, ибо те уже довольно давно освоили канон всех алармов, а ничего нового, так сказать, авторского, они на пути никак не встретят - ведь человеку обычному легче довериться Большому Брату, чем включить мозги! Кроме того, барак может рухнуть, потому что строили его со слабой денежною мотивацией такие же рабы, мечтающие поскорее уложить ненавистные кирпичи и поехать утешаться с любовницами. Барак оттого полнится негативной энергетикой, ведь строители-то свое дело терпеть ненавидели. А значит, когда придет новоселье и счастливые домочадцы впустят на порог такой "хаты" кошку, та заорет на всю улицу, растопырив усы и пробкой вылетев оттуда как можно дальше. После чего удивленные людишки будут хворать, обнаруживать у своих личинок рак, без конца вызывать сантехника и винить во всем кого? Правильно: плохое правительство, лидера страны, тупых строителей и вон ту бабку в подъезде.
Вот и получаются миллионы зараженных, переполненных негативом бетонных коробок для жилья. Только можно ли это назвать жизнью?
Дом Вранца был не таким. То был Дом с большой буквы, пусть жутко запущенный, времен татаро-монгольского ига и с мышами-крысами, зато огражденный от внешних опасностей не только затерянным местоположением, но так же высочайшим частоколом, ямами-обманками, растяжками, постоянно обновляющимся кругом из соли, заклинаниями, заговорами, оберегами, рунескриптами... В общем и целом, нечистых душой и помыслами опасаться здесь казалось глупым.
Так же из одного из северных окон скалился само стрел, а сам хозяин сей крепости всегда носил за спиной дробовик. Имелись так же Коломет, орудие Тесла, Та Самая Винтовка и, куда ж без него, видавший виды АК-47.
Смотровая площадка располагалась на крыше рядом с печной трубой; печь топилась исправно и еженощно. Если бы не все вышеперечисленные обереги и защиты, можно было бы сказать, что в доме никто не живет. Вранц не при касался к запыленным предметам, заходя внутрь каждый раз по цепочке своих следов, дабы затопить печь, всегда брал с пола одну ветхую книгу и уходил ночевать во двор.
Здесь куда светлее, чем внутри - желтый глаз луны заливал мистическим светом все вокруг. Свет тот немедленно выхватывал невидимые нам доселе детали: лицо Вранца являлось белым, морщинистым и худым, напоминал изваяние; белые же брови шли в контраст с рыжими, ближе к каштановому цвету короткими волосами. На вид ему можно было дать лет 35, если бы правую сторону некогда аристократичного лица не уродовал ожог: тянувшийся от горбинки переносицы до подбородка, захватывающий район шеи и часть уха, шрам стягивал мышцы, делая мимику мужчины будто бы скованной. Глаза же, глубоко посаженные, единственные светились живым огнем среди этой маски. Янтарно-горчичного оттенка, смотрящие вглубь беззвездного неба, и, одновременно - вникуда, глаза жгучие, глаза, в которых до энных пор спал убийца и зверь.
Можно было подумать, что он солдат, переживший ужасы войны, или жертва, чью семью вырезали в одночасье, но... Слишком уж спокойным и странным казался хозяин скрипучего дома. Качества , сильного волевого человека волнами излучались от него: от стойкой, уверенной позы; от властно сжимающих переплет книги пальцев (название, которой, нельзя уж было разобрать в темноте); от равномерно вздымающейся и падающей широкой груди, на которой виднелся талисман с большим янтарем в медной оправе; от шороха его черных одежд и босых ног, уверенно внедрявшихся ступнями в землю.
Не важно, холодно было на улице или тепло, одинокий хозяин всегда разувался и оставлял пальто в доме. А так же, входя, что-то тихо шептал одними губами. Вздыхал. Опускал голову, доставал сигарету. Возвращался во двор. Закуривал и подолгу, присев на бревно, смотрел вдаль. Странный и молчаливый был человек Вранц.
Сегодняшняя ночь выдавалась тихой. Ветер не трепал крон деревьев, обступающих частокол неприступной стеной, не выли волки, что нередко охотились в здешних краях, не скрипели развалины соседних домов, давно превратившихся в горелую рухлядь. (О том, что некогда на сей затерянной земле произошел пожар, упоминать смысла нет, ибо обо всем может догадаться хоть сколько-нибудь внимательно читающий человек). Не шуршали мыши в зарослях, не кричали дикие птицы. Все и вся вдруг заперло в немом величии; застыли в воздухе запахи табачного дыма, жухлой травы, еловой хвои, старых досок... Глаз Луны, налившийся желтым, цвета корки старого лимона оттенком, неустанно бдил за происходящим.
Вранц нахмурился и затушил сигарету. Обычно он считал тишину своею доброй спутницей, он ценил ее, как ценит жид груду слитков, но сейчас чутье говорило ему иное. Мигом взгляд одиночки переметнулся на кольцо, золотым ободом украшавшее указательный палец. На кольце медленно, одна за другой, появлялись рунические символы.
Так и есть.
Щелкнув срезом дробовика, свободной рукой мужчина проверил наличие кинжала в ножнах, досчитал до десяти и двинулся охотничьей походкой по направлению к двери. Та оказалась заперта, но опытный киллер лишь еще сильнее сдвинул брови; соляная насыпь исчезла. Еще раз оглядев дом, он, словно током ударенный, отступил назад - по невнимательности охотник не приметил явнейшую примету, коей являлся опустевший дымоход. Кто же потушил угли в печи?
Резко толкнув дверь ногой, Вранц ворвался в дом, зажег ближайший фонарь и быстро огляделся. Пальцы его побелели, сжимая ствол оружия, а сердце выстукивало шаманический ритм. Не смотря на всю внушительность и кажущуюся профессиональность, именно ЗДЕСЬ Вранц чувствовал испуг, больше всего на свете не желая вновь увидеть ЭТО.
Но увы или же к счастью, страхи продолжают посещать нас до тех пор, пока мы не одолеем их.
На пыльном полу, у потухшего камина, сидела девушка в позе лотоса. Ее длинные, черные волосы развевались на несуществующем ветру, и она не отбрасывала тени.


***


Говорят, что призраки - ничто иное, чем плоды больного человеческого подсознания. Они появляются, когда кто-то не может справиться с трудной ситуацией и теряет рассудок. Тогда они рождаются в его в его воображении до самой смерти.
Говорят, призраки - души, не давшие подручнице Смерти забрать их в ад или рай; души эти сначала страдают, а затем теряют рассудок и становятся обычной нечистью.
Говорят, призраки - существа нейтральные и всегда были на Земле, и ведут себя по отношению к людскому роду так, как оный относится к ним. Одни могут предупредить о чем-либо важном, другие - не пустить на территорию, которую завоевали однажды ваши предки.
Много что говорят...

Первой мыслью его было выстрелить, перезарядить и еще раз выстрелить - а затем засыпать место солью и выжечь там новые мощные рунескрипты. Второй мыслью - разглядеть лицо, найти "гостью" в базе данных ФБР и сжечь ее тело, раз и навсегда покончив с ночными визитами. Третьей мысле же появиться на свет было не дано: неизвестная встала, грациозно выпрямившись во весь рост. Причем сделала то без присущей потусторонним существам привычки двигаться, словно в ускоренной съемке; нет-нет, жесты нашей гостьи были продиктованы осторожностью. Черновласая, слегка кудрявая, с подчеркнутыми темной подводкой большими глазами и густыми бровями необычной формы, в блеклом, но когда-то цветастом и привлекательном платье, она явно выдавала в себе цыганское происхождение. Образ дополняли маленький бубен в правой руке и легкая сумочка через плечо.
Вранц, все же направляя оружие на призрака, внутренне поразился тому, как хорошо она сохранилась. Ни дыр в одежде, ни сломанных ногтей, расчесана и ухоженна, а вслух лишь сказал грубо:
-Выметайся из моего дома и больше не появляйся в нем. На моем счету уже слишком много убийств твоей поганой родни.
Но цыганка не пошевелила ни пальцем. Казалось, она знала, что человек не выстрелит. Знала так же, как и всякая женщина, обладающая какой-бы-то смекалкой, что мужчина уже находится в ее власти. Незваная гостья улыбнулась своими пухлыми алыми губами. Опустила веки, присела в реверансе, ответила. Голос ее напоминал звон монеток, что блестели на бордового оттенка бахроме, оформляющей бюст:
-Выслуша